gazetazwezda (gazetazwezda) wrote,
gazetazwezda
gazetazwezda

Categories:

Легенда пермского балета

У Людмилы Павловны Сахаровой день рождения. Дата круглая, достаточно серьезная. В Пермском хореографическом колледже она сейчас уже не работает. Но телеграммы и поздравления от ее учениц знаменитых танцовщиц идут со всего света.

В родной школе ей посвящают выставку и концерт. Пермский театр оперы и балета тоже намерен отметить эту дату. А перед вами портрет Людмилы Павловны, какой он сложился у автора за долгие годы знакомства.

Ее трудно вытерпеть. Еще труднее ее любить.

Одни коллеги ценят Сахарову за высочайший профессионализм, иные завидуют ее славе и тихо ненавидят за спиной. Но те и другие в большинстве своем считают это имя брендом Перми. Люди всегда не равнодушны к талантам.

Загадочна, как Мона Лиза. Ворчлива, как Баба Яга. Мудра, как Афина. Страшна в гневе и злости, как Горгона. Непредсказуема, как погода. Педагог от Бога. Эта сильная личность испытала и разочарования, и предательство.




Вот она вошла в класс. Как царица величава. Грациозна, как большая красивая кошка леопард. Уверенная в себе, как Ника победительница. Проходит две три минуты, и ее настроение стремительно меняется. Это уже фурия. Она извергает крики и ругательства, может в гневе ударить ученицу по спине, выгнать из класса любого, кто попадет ей под горячую руку. И тут же продолжает занятие. Выпустила пар и успокоилась. Ведет урок дальше, как будто ничего не произошло. Перепады в ее характере угнетают окружающих, а «командирский» тон раздражает. Но это все ее не «колышет». Она, как танк, будет идти напролом, сметая на своем пути все преграды. Воле худрука подчинялись не только ученики, но и коллеги. Однако не будем забывать, что во времена Советов власть держалась на диктатуре, так что Сахарова «продукт» своей эпохи.

Стать жесткой Сахарову заставила жизнь. Детство Людмилы прошло в особой «коммуналке» на территории бывшего московского Данилова монастыря. Большевики, разрушив старый мир, не пощадили и Бога. На территории монастыря расселили советских чиновников. Отец Сахаровой, как она писала в своей автобиографии, служил в министерстве мясной и молочной промышленности в качестве начальника отдела кадров. Погиб в Отечественную в 1943 м. В этом же году погиб на фронте и старший брат Виктор. Мать была домохозяйкой (в семье трое детей, Люда самая младшая).

Людмила сама выбрала себе дорогу. Сначала записалась в танцевальный кружок при Доме культуры. Родители не поощряли ее увлечения, но и не запрещали. Выступления самодеятельного детского коллектива принесли первый успех. По совету руководителя детской студии поступила в Московское хореографическое. Странно, но о своем детстве и московской жизни Людмила Павловна вспоминать не любит. Скупо говорит и о своем педагоге в училище Кожуховой. Два года работы в Большом театре тоже оказались не слишком удачными: труппа большая, звездная, особых перспектив у нее тут быть не могло. Приглашение в периферийный театр пришлось как нельзя кстати.

За четыре сезона на сцене Молотовского театра оперы и балета (ныне Пермского) молодой балерине с окладом 800 рублей удалось «засветиться» в партиях Хозяйки медной горы («Каменный цветок»), Мерседес («Дон Кихот»), феи Карабос («Спящая красавица»), Лауренсии («Лауренсия»). Публика стала ее узнавать. Но что-то не складывалось, не приносило полного «кайфа». Предложение, свалившееся на голову от тогдашнего художественного руководителя Екатерины Николаевны Гейденрейх о переходе в хореографическое училище Сахарова выслушала с некоторыми раздумьями. О педагогической деятельности она не мечтала, но Гейденрейх настаивала, и Людмила решилась.

Что же «такого» увидела в этой молодой начинающей балерине Екатерина Николаевна? Во первых, великолепную выучку московской школы. Во вторых, сильный характер. К этому времени Людмила училась на факультете иностранных языков в пединституте. Когда человек стремится совершенствоваться, он многого может добиться. Немало значил и сценический опыт — у Сахаровой, создающей образы своих героинь, было свое «видение» балета, а это дано не всем.

Катя так называли в училище Гейденрейх в Сахаровой не ошиблась. Ее протеже быстро вошла в ритм школы, увлеклась процессом урока и с годами стала выдающимся педагогом. У нее все мыслимые и немыслимые звания заслуженный учитель РСФСР, народная артистка СССР, лауреат Государственной премии РСФСР имени Глинки, Почетный гражданин Перми и Пермской области, обладатель премии «Золотой Аполлон», награждена орденами Трудового Красного Знамени и Дружбы народов.

Более сорока лет она преподавала в Пермском хореографическом училище классический танец и почти тридцать лет являлась художественным руководителем пермской балетной школы. Она выучила более сотни артисток балета, многие из которых стали звездами мирового уровня и работали в театрах всего мира Ольга Ченчикова (Мариинский театр, Санкт Петербург, Россия, театр Ла Скала, Италия). Надежда Павлова (Большой театр, Россия), Ирина Хакимова (Казань, Татарстан), Любовь Фоминых (Болгария), Галина Рагозина (Германия, Израиль), Светлана Смирнова, Екатерина Березина и Наталья Балахничева (Москва, Россия), Елена Кулагина (Пермь, Россия)…

Вернемся в класс.

Ее композиции в конце урока напоминали маленькие спектакли. Людмиле Павловне нравилось сочинять нечто вроде миниатюрной «пьесы» на пуантах, сплетая учебную программу с вдохновенными полетами фантазии. Глубокие «гибкие» плие сменяются изящными арабесками, высокие батманы чередуются с мелкими «бегущими» шажками. В коде прыжок и финальная «скульптурная» поза. Каждая комбинация — и дань школьной программе, и выплеск ее вдохновения. Помните, у Пушкина: «Летит, как пух от уст Эола». Так и она хотела, чтобы ее девочки летали, как Нежданова, Павлова, Карсавина.

Ее занятия в классе — своего рода «театр одного педагога». И тут уж Людмила Павловна исполняла сразу несколько ролей: она бывала и строгой мачехой, и доброй феей. Утром могла накричать и выгнать из класса, а вечером — забрать к себе домой, чтобы напоить чаем. Она покупала девочкам фрукты и сопровождала в поездках и на гастролях. Кому заменила мать (в ущерб собственным детям), кому стала с годами подругой. Однако безжалостно наказывала за малейшую небрежность в упражнениях.

Девочки обижались, плакали, но став взрослыми и окунувшись в жесткий мир театра, где каждый сам за себя, начинали понимать, что смогут вынести все тяготы своей трудной профессии благодаря Людмиле Павловне. Впрочем, среди ее учениц нашлись и те, что бросили в нее камень, обвинив во всех смертных грехах. Это предательство она выдержала достойно. Не стала оправдываться. Не стала никому звонить и выяснять отношения. Но на сердце появилась еще одна зазубринка. Удар был нанесен одной из самых любимых учениц, чей грандиозный успех достался педагогу нелегко. Впрочем, страдала и Надя Павлова. Вот как она вспоминала о школе: «Это потом начинаешь понимать, когда взрослеешь… Представляете, что будет с ребенком, если ему сказать, что он урод, бездарность… Надо быть фанатично преданным балету, чтобы такое вынести». Павлова вынесла, но не простила унижений и оскорбительных возгласов, среди которых наиболее употребляемое «дура гениальная»…

Создавая своих «конкурсных» учениц, уж не завидовала ли Людмила Павловна их славе? Ей так и не пришлось станцевать ту самую Жизель, которую она разучивала с юной Надеждой Павловой. Публика аплодировала белому лебедю Ольги Ченчиковой, кричала «браво» Авроре Галины Рагозиной, восторгалась Сильфидой Елены Кулагиной, а Сахарова оставалась тенью своих талантливых учениц. Она никогда и никому не признается в этом, но и в своих девочках она всегда видела себя.

Людмила Павловна и до болезни жила замкнуто. Среди ее друзей выделялся Евгений Панфилов. Многие удивлялись этой необычной дружбе, однако на самом деле их многое роднило. Оба Богом отмечены талантом. Оба имели сложный характер и были несчастливы в личной жизни. Оба фанатично преданы Танцу. Они не соперничали они понимали друг друга. Но если бы им пришлось работать вместе, вряд ли этот тандем просуществовал долго каждый признавал в искусстве только свое «Я».

Она сама приняла решение уйти с поста художественного руководителя училища. Еще несколько лет ее кабинет стоял нетронутый, а потом превратился в обычный учебный класс. Жаль, что не удалось сохранить его как музейную экспозицию с фотографиями, которые были развешаны на стенах, с подарками, что хранила Л. П. в своем кабинете. Ушла и ушла. В России быстро забывают хорошее и долго помнят плохое. Но в оперном театре осталось ее персональное кресло в ложе № 7. Только теперь оно часто пустует здоровье не позволяет Людмиле Павловне часто выходить из дому.

Москвичка по рождению, Сахарова стала настоящей пермячкой. Благодаря ей Пермское хореографическое стало известно в мире, а ученики этой школы прославили город на Каме реке. Много это или мало рассудит время.

Сцена это вечная борьба, состязание талантов. Чтобы победить, надо быть фанатично преданной избранной профессии. На небе много звезд, стать еще одной значит сиять ярче других…

Она и сама — звезда.


газета Звезда
Татьяна ЧЕРНОВА


Tags: Пермь, блоги Перми, культура, театр
Subscribe

  • «В бараний рог...»

    « Свобода несогласных крутить в бараний рог…» — я не случайно взял в заголовок строку из авторской песни журналиста московского «Эха» Нателлы…

  • Заветы Ильича

    Вчера состоялось августовское пленарное заседание краевого Законодательного собрания, которое обещало быть самым многочисленным и самым…

  • Как вам Олимпиада?

    В воскресенье в Лондоне завершились Олимпийские игры. Сборная России завоевала 82 медали в 21 виде спорта (кстати, американцы и китайцы —…

promo gazetazwezda may 23, 2013 12:11 1
Buy for 10 tokens
По подсчетам аналитиков, доля необеспеченных кредитов гражданам России достигла уже 64 процентов. Эксперты видят в этом серьезные риски не только для банков, но, в первую очередь, и для самих заемщиков. Людмила Швидковская, пенсионерка (Оханск) — Обхожу их стороной. Это долговая яма,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments