gazetazwezda (gazetazwezda) wrote,
gazetazwezda
gazetazwezda

Categories:

Настоящий полковник


Имя этого человека прозвучало по всем центральным телеканалам: в Екатерининском зале Кремля Президент страны Владимир Путин вручил «Золотую Звезду» Героя России командиру Пермского СОБРа Сергею Яшкину



Граница между Грузией и Россией в Дагестане — это высокие горы, леса, реки и глубокие ущелья, на дне которых даже в летние месяцы лежит снег. И где-то там, в пещерах и подземных ходах, скрывались две банды преступников, терроризировавших местное население. Заместитель командира сводной группы СОБРа по спецоперациям Сергей Яшкин имел конкретное задание: бандитов уничтожить. Правда, полковнику никто не приказывал делать это собственными руками.

Его путь в профессию обозначился рано. Из школьных предметов Сергею больше других нравилась история. Особенно книги про войну. Он и сегодня читает произведения Александра Мазина, Александра Конторовича и Александра Прозорова.



После окончания восьми классов поступил в профтехучилище № 4. Два года учился на слесаря-инструментальщика и параллельно работал на заводе имени Дзержинского. После окончания учебы ещё год трудился на производстве и завершал среднее образование в вечерней школе. В 1983 году был призван на службу в ряды Советской армии.

Высокого, атлетически сложенного парня заметили сразу. Поэтому он попал в самые элитные войска, о которых в то время мечтали многие — воздушно-десантные. Прошел полугодовую подготовку в учебке — сержантской школе ВДВ в Гайжюнае, что была в Литве.

— Жестокая вещь? — спрашиваю.

— Полезная, — отвечает.

Эту учебку называли кузницей кадров ВДВ. Там была единственная в СССР рота, где готовили сержантов-разведчиков, командиров отделений для десантных войск. Именно в эту единственную Сергей и попал. В ней, в этой роте, ещё жестче, чем в простой десантной сержантской школе. Бегали, прыгали, стреляли, изучали минно-взрывное дело, разведывательную деятельность и армии иностранных государств. Готовили по полной программе. Чтобы сержант мог не только приказ выполнить, но при необходимости и сам принять решение.

Все, что он приобрел в разведывательной роте, не раз пригодилось в жизни — терпение, выдержка, умение часами лежать в снегу или на жаре, когда тебя атакуют мошка и прочий гнус. При этом не дать обнаружить себя, но найти противника, определить и запомнить его численность и вооружение. Для этого в школе развивалась наблюдательность и память — например, в течение определенного времени необходимо было точно запомнить, в каком порядке лежали на столе предметы.

— Сколько раз подтягивались тогда на перекладине? — спрашиваю. — Наверно, раз двадцать пять?

— Что? — удивляется полковник. — Да я недавно подтянулся 34 раза!

Сергею Леонидовичу Яшкину 48 лет. Он родился в Перми. Отец работал слесарем, мать — медиком. Учился в школе № 6. С ранних лет увлекался спортом — начиная с легкой атлетики и кончая боксом. Играл в футбол и вертелся на турнике. И сегодня по нему видно, что динамичный человек, на месте стоять ему трудно.

Учебная рота разведчиков — это четыре взвода на все ВДВ СССР, взвод — для Афганистана, другой — для Восточной Европы… Сергей попал в Каунас, в десантную дивизию. Служил в отдельной разведывательной роте, где был заместителем командира взвода. За полтора года дослужился до гвардии старшины. Начальником штаба дивизии, которому разведчики подчинялись, был тот самый Павел Грачев, что в 90-х стал министром обороны России. Командиром роты — Иван Гордейчик, сегодня генерал ВДВ Белоруссии, имеющий четыре боевых ордена.

В разведроте Сергей учился не только боевому искусству, но и умению общаться с людьми, что для командира так же важно, как умение стрелять. В трудной ситуации выслушивал всех, начиная с самого младшего.

— В старой российской армии на командирском совете сначала слово давали самому молодому и низшему по званию и должности, командир прислушивался к самому правильному, как он считал, мнению и принимал собственное решение, — улыбается командир Пермского СОБРа и продолжает: — Другое дело, на выходе и в бою, там командир сказал — закон, а в повседневной жизни — скорее как старший товарищ.

В разведку ВДВ попасть было очень сложно, поэтому случайных людей там не было. От хороших привычек, говорят, отвыкнуть тяжелее всего. Сергей привык к тому, что его окружают люди сильные и мужественные.

Когда вернулся домой, пошел в милицию. Сначала это была вневедомственная охрана.

Прошел обучение в милицейской школе в Березниках и начал служить в звании старшины.

Женился на девушке по имени Вера. Родился сын Виталий.

Постоянные дежурства в течение трех лет для столь энергичного человека были испытанием. Но в Перми появился ОМОН — отряд милиции особого назначения. Сергей сразу понял, что это — его! В конце 1988 года он написал заявление, прошел отбор и стал бойцом отряда. Потом был назначен командиром отделения, позднее заместителем командира взвода.

Все бойцы ОМОНа в то время испытывали душевный подъем, чувство энтузиазма, вызванное новой интересной работой.

— Интересное случилось сразу же, — вспоминает он. — В апреле 1989 года начались известные события в Тбилиси, связанные с общественными волнениями. Наш отряд отправили туда обеспечивать порядок. А у меня только что родился второй сын, поэтому отряд в командировку улетел без меня.

Сыну дали имя Алексей. Сергей добился от руководства, чтоб его отправили следом. ОМОН патрулировал наиболее криминогенные в то время зоны грузинской столицы. Бойцы были в бронежилетах и с оружием.

Именно тогда произошел инцидент, когда, как утверждали СМИ, десантники применили саперные лопатки.

— Люди тогда погибли от удушья — в толпе их сдавили, а потом затоптали, — говорит Сергей. — Не могли солдаты применять лопатки против своих сограждан. Это всё пропаганда и провокация.

В то время СОБРа не было, не было и ГУИНовского спецназа, поэтому ОМОН занимался не только охраной общественного порядка, но и решением проблем в зонах, если такие возникали, и задержанием вооруженных преступников.

Вскоре после того, как вернулись в Пермь, в Кизеловском изоляторе временного содержания произошел захват заложников. Туда сразу же направили ОМОН. Сергей Яшкин был в штурмовой группе. Такова информация — без художественных деталей. Операция закончилась освобождением заложников.

В 90-х он постоянно участвовал в задержании рэкетиров, грабителей и других преступных элементов, которых в то свободное время было столько, что люди на улицы боялись выходить.

С 1999 года Сергей Яшкин служит в СОБРе — специальном отряде быстрого реагирования. Пришел на должность оперуполномоченного, вскоре получил звание младшего лейтенанта, потом — лейтенанта. Прошел Северный Кавказ и другие горячие точки страны. Полковник награжден орденом Мужества, медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» двух степеней и двумя медалями «За отвагу».

Сегодня он командир Пермского СОБРа, который работает с криминальной полицией.



Боевые друзья: Виталий Межутин, Сергей Яшкин и Геннадий Анфёров

Отряд наносит, образно говоря, точечные удары по организованной преступности. Надо кого-то задержать или освободить, под пули первыми идут бойцы отряда — собры, как они себя называют, с ударением на последнем слоге.

— СОБР — это последний довод руководства, — уточняет Сергей.

Так было и в Дагестане, где две эти банды достали всех — от пограничников до местных жителей. Преступники терроризировали местное население на границе с Грузией. Они, прикрываясь борьбой за веру, обложили данью селян, своих сородичей, всех — в том числе пенсионеров и инвалидов. Убивали муфтиев, которые по бандитским понятиям не так молились. Убивали пограничников и охотников, которые попадались им на пути. Группировка численностью около пятнадцати человек, объявившая себя «борцами за веру», держала в страхе высокогорные села. При этом в самих горах может находиться до пяти человек, остальные скрываются в селах. При необходимости для совершения нападения или теракта бандиты ставят под ружье нужное количество людей. И где находится банда, никому не известно. Поиски ни к чему не привели. Но этот участок, где орудовали две банды, был в зоне ответственности сводной группы, в которую входил Пермский СОБР во время командировки в Дагестан летом — осенью 2012 года. Сергей Яшкин находился там в должности заместителя командира группы по специальным операциям. То есть бандами занимался конкретно он.

В течение четырех месяцев собры искали преступников в горах и селах. Кроме машин использовались вертолеты и беспилотники. Бойцы устраивали засады и сами нарывались на засады. Ждали бандитов на горных тропах и адресах — местах, где те могли находиться или явиться туда. У кого в данный момент лучше средства обнаружения и слежения, тот может знать, где его уже ждут. Что называется, «было несколько огневых контактов». В результате с обеих сторон имелись раненые и убитые. Погиб боец Адыгейского ОМОНа. Пермского собровца ранили в ночном бою, несколько человек получили травмы от взрывов или срывов со скал.

Банды помогали друг другу в трудных ситуациях и конфликтовали при дележке денег, полученных из-за рубежа. У убитых бандитов находили американские гранаты, венгерские автоматы и украинские патроны, а также импортные палатки, снаряжение, горные ботинки, ноутбуки, сканеры.

Понятно, все это просто так не дается. Бандиты, кроме криминогенных дел, имели террористические задачи, которые ставили перед ними зарубежные заказчики. Оплата и помощь шли через территорию Грузии.

Пограничники организовали акцию «Врачи без границ», на вертолетах доставили в труднодоступный район медицинское оборудование и развернули большой госпиталь, куда в течение недели свозили больных с окрестных сел. В это время была получена оперативная информация о том, что бандиты собираются устроить на территории госпиталя провокацию, возможно, шахидский самоподрыв.

Бойцы сводного отряда СОБРов России не спали несколько суток — теракт мог произойти в любое время. Лето, горы — днем плюс 30–40 градусов, ночью — ноль, пьешь только то, что несешь с собой. От солнца обожженные лица, от ночного холода в горных засадах больные почки и простатит, а это надолго. Кроме засад — поисковые мероприятия в горах, когда ищешь тропинку, след, сломанную ветку. Вскоре произошел бой, в результате которого погибли двое боевиков. С нашей стороны — двое раненых.

— Это в последний раз было? — спрашиваю.

— У нас не говорят — последний, — отвечает полковник, — говорят — крайний.

Наведение конституционного порядка на равнинах, высоко в горах, в городах и селах. Так звучит основная задача, стоящая перед собровцами на Северном Кавказе.

Спецоперации продумывает он, Сергей Яшкин. Но одного ума в этом деле недостаточно, нужны и физические данные, как у него: рост сто восемьдесят три, косая сажень в плечах и руки, которыми при необходимости можно решить проблему без автомата. Да, командир — человек мирный… Рукопашный бой в отряде преподает майор Рамиль Ахметов, мастер спорта по самбо и мастер всех видов единоборств. Это полковник так про него говорит, опять не скрывая гордости за своих бойцов.

У входа в кабинет командира СОБРа висят портреты 13 бойцов отряда. Среди них — первый Герой России из Прикамья Федор Кузьмин, сгоревший в бэтэ-эре в 1996 году в Грозном. Там же погибли Дмитрий Бывальцев, Сергей Федин, Вадим Бажин, Андрей Борисов, Игорь Гуль, Сергей Плешков, Вадим Субботин. Олег Воронов — в Краснокамске, во время захвата преступников. Андрей Тунев погиб в ночной засаде. Алексей Пищальников и Андрей Лузин погибли в одном бою в Кабарде. В прошлом году попал в засаду в Дагестане Александр Черных.

Сверху слова: «Вечная память бойцам отряда быстрого реагирования ГУ МВД России по Пермскому краю, погибшим при исполнении служебного долга».

Собры нашли эту банду — в горном селении, стоявшем на горном склоне, ниже — пирамидальные тополя. Мирная картина, три новых здания — школа, садик и аптека. Оперативники сообщили, что в детском саду преступники оборудовали бункер, в котором время от времени базировались, прикрываясь на всякий случай детьми.

В сентябре поступила информация, что банда, два члена которой уже были уничтожены, находится в бункере. Командование сводной группы выждало, когда из детского сада уйдет последний ребенок. В ночь с пятницы на субботу бойцы заблокировали территорию. Утром на машинах группа захвата въехала в деревню. Привезли главу местной администрации и директора детского сада, который должен был показывать бойцам здание. Начали осуществлять зачистку помещения. Чтобы добраться до банды, надо было определить, где находится бункер. Это бывает сделать очень сложно. Дверь туда может скрываться прямо тут, за красивыми обоями.

Сергей отдал свой бронежилет мужчине — директору детского сада, который клялся: мамой клянусь, там никого нет! Мирный человек пострадать не должен. И он не пострадал.

Бандитам предложили сдаться, но они на предложение не ответили. Предлагали несколько раз. Но ответа не получили.

Бойцы внимательно осмотрели верхние помещения и поняли, что бункер находится в подвале. Слышимость в здании хорошая, бандиты, конечно, слышали все, что происходит над ними. Они откинули крышку, прикрывавшую вход в убежище и сделанную заподлицо со стеной. Не стали ждать, когда их возьмут там, — открыли огонь и пошли на прорыв. Трое стреляли, двое шли на рывок — тоже с автоматным огнем. Пол был достаточно тонким — пули его пробивали. Каска с головы Сергея слетела от попавшей в неё пули.

По команде Яшкина бойцы отошли для безопасности, чтоб не перестрелять друг друга. Остался он и начальник отделения майор Владимир Фадеев.

В кабинете командира СОБРа три каски разных модификаций с тактическими очками. Одна из них, штурмовой вариант, надорвана — это след от пули. И ещё один след — когда каска уже лежала на полу, её достала вторая пуля. Таким плотным был огонь.

Первым шел главарь банды. Сергей помнил это лицо по фотографиям. Он бежал с РПК — ручным пулеметом Калашникова. Командир отряда встретил главаря автоматным огнем из АК-74 М. Следом был уничтожен второй террорист. А третьим, как потом выяснилось, стал бандит, который отрезал людям головы перед видеокамерой.

Всех положил Сергей Яшкин — прямо в здании детского сада, без бронежилета, расстреляв бандитов практически в упор. Рядом разорвалась граната. Он был контужен, получил осколочное ранение в правое плечо и ожог бедра. Наколенник сгорел.

Оставшиеся двое бандитов были ликвидированы собровцами во дворе детского сада.

Одна из бандитских пуль попала в газовый баллон соседнего здания, начался пожар, который бойцы тушили с местными жителями. Там очень боятся огня — горы, ветер, сухо. За несколько месяцев до событий середина этого села просто выгорела.

Короткий, но кровавый бой был закончен. Эфир заполнили переговоры по рации: что у кого произошло? Медики ставили обезболивающее раненым, в том числе — пермякам, среди которых, кроме раненых, было несколько контуженых. Боец Уфимского СОБРа был ранен в бедро. Ранен боец из Адыгейского ОМОНа. Яшкина тут же перевязали — плечо с осколком и ногу с ожогом. Кроме того у него была сильная контузия. Прислали вертолет, но Сергей улетать отказался, пока не закончится специальная операция.

После боя нашли автомат, который принадлежал погибшему пограничнику, и обнаружили видеозаписи — очень бандиты любят такие записи — с кадрами, как этот бандит, которого Сергей уложил вторым после главаря, режет горло людям. Они убивали не только пограничников, но и учителей, врачей, мусульманских священнослужителей. Эта банда действительно достала всех.

Позже полковника все-таки отправили в госпиталь, в Махачкалу, где он пролежал две недели. Осколок находился в нервно-сосудистом пучке под мышкой. Врачи сказали, что доставать его не стоит — опасно.

После госпиталя вернулся в горы, позднее пришла замена. Их сменили свои, пермские бойцы.

Рука Сергея периодически немеет, пальцы ручку держать не могут, ему ставят уколы. Медики говорят, в дальнейшем осколок капсулируется, обрастет мышцами. Командир отряда постоянно тренируется — такая служба, поэтому уверен, мышцы будут. Турник, брусья, боксерский мешок. Да, потаскай бронежилет с бронещитом плюс каску, автомат, пистолет и девять магазинов с патронами. Та ещё тренировка! Не каждый атлет выдержит.

Боец отряда Николай Третьяков, мастер спорта по боксу, принес автомат. Приклад упереть в ключицу, правую руку прижать к корпусу, наклон вперед… Это дает мне указания командир СОБРа. Вспоминаю, мой армейский АКМ был полегче — без пламягасителя и подствольного гранатомета. Да, этот килограммов пять будет. О бронежилете и бронещите даже думать не хочется.

Недавно Сергей Леонидович Яшкин был в Казани на Универсиаде. Конечно, нес службу. В это время и прозвучало по всем телеканалам страны, что за операцию по уничтожению банды преступников Сергей Яшкин награжден «Золотой Звездой» Героя России. Из Казани в Москву — в Екатерининский зал Кремля, где его награждал Президент страны, из Москвы — в Пермь, которая уже ждала героя, из Перми — снова в Казань, на службу. Но командир СОБРа старается больше говорить о своих бойцах.

Майор Фадеев, встречавший со мной бандитов в детском саду, имеет три боевые медали, представлен к ордену Мужества. В той операции принимал участие и начальник отделения планирования и проведения спецопераций подполковник Тимофей Анферов, у которого уже есть орден Мужества, две медали «За отвагу» и медали «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней, представлен к ордену «За заслуги перед Оте-чеством» IV степени. У моего заместителя подполковника Виталия Нежутина три медали «За отвагу», а всего шесть государственных наград. У другого заместителя — Сергея Черепанова — имеется орден Мужества, две медали «За отвагу» и орден «За заслуги перед Отечеством», также шесть государственных наград. Начальник отделения Александр Чудинов награжден двумя орденами Мужества! У майора Шамиля Харамшина — четыре медали «За отвагу».

Чечня, Ингушетия, Дагестан… Весь Северный Кавказ прошли они — Сергей Яшкин и его боевые товарищи. За каждой наградой — встреча со смертельной опасностью, когда вопроса «Быть или не быть?» не возникает. Только бить. На столе командира СОБРа — пламягасители, бинокль, нож с липкой ручкой, чтоб в руке лучше держалась.

Кроме службы он по-прежнему увлекается книгами и спортом. Утверждает, кроме того, что надо уметь бегать и стрелять, необходимо думать. Всем — от рядового бойца до командира. Он дает вводную подчиненному и ждет от него решения. Если у того не получается, поможет, подскажет, как это лучше, с его точки зрения. А в бою посмотрит, кто на что способен. В СОБР многие пытаются попасть не по одному году. Кроме здоровья, физической подготовки и чистоты перед законом требуется опыт — такой, как у бывших армейских офицеров, омоновцев, контрактников. Конечно, учитываются рекомендации.

— У вас бывают конфликты с людьми в гражданской жизни?

— Нет, я человек мирный, — улыбается он, — неконфликтный.

— Вы не трогаете, — говорю, — другие напасть могут!

— Посмотрите внимательней, ну кто на меня нападать будет?

Я бросаю короткий взгляд на мощную фигуру полковника. Это да — вряд ли кто решится напасть… Бойцы, насколько я знаю, своим командиром гордятся

газета Звезда
Юрий АСЛАНЬЯН. Фото Владимира БИКМАЕВА





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Подписывайтесь на нашу страничку
Subscribe
promo gazetazwezda may 23, 2013 12:11 1
Buy for 10 tokens
По подсчетам аналитиков, доля необеспеченных кредитов гражданам России достигла уже 64 процентов. Эксперты видят в этом серьезные риски не только для банков, но, в первую очередь, и для самих заемщиков. Людмила Швидковская, пенсионерка (Оханск) — Обхожу их стороной. Это долговая яма,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments