gazetazwezda (gazetazwezda) wrote,
gazetazwezda
gazetazwezda

Время авансов прошло

Сентябрьское пленарное заседание краевого Законодательного собрания уже вошло в историю. И не столько годовым отчётом губернатора Виктора Басаргина, который впервые прошёл в публичном формате и с приглашением большого количества разнокалиберных VIP-­персон, сколько последовавшим за ним скандалом.

Ведь после того, как глава региона «отстрелялся» и едва ли не под аплодисменты ушёл из зала, пленарное заседание массово покинули полтора десятка народных избранников. С ними ушёл и кворум. Попытки спикера вернуть народных избранников в зал успехом не увенчались. В результате чего заседание было сорвано, поскольку необходимых для продолжения работы сорока парламентариев на своих местах не оказалось. Впоследствии своё решение уйти с пленарки депутаты объяснили беспрецедентным давлением со стороны администрации губернатора, настаивающей на принятии ряда неоднозначных законопроектов, а также отсутствием конструктивного диалога между законодательной и исполнительной властью региона. В то же время многочисленные эксперты и политологи в организаторы этой протестной акции записали депутата Дмитрия Скриванова, который является самым последовательным и заметным оппонентом губернатора и его команды. Так что же послужило первопричиной этого депутатского демарша? Чего хотели добиться народные избранники? И чего уже добились? На эти и другие вопросы журналиста «Звезды» отвечает Дмитрий Скриванов, депутат Законодательного собрания Пермского края.



­ -Дмитрий Станиславович, вы ушли с пленарного заседания сразу после отчёта губернатора. Этот отчёт как­то повлиял на ваше решение уйти и сорвать пленарку?
­ -Этот отчёт никак не повлиял на моё решение уйти с пленарки. Но, вероятно, он упрочил чьи­то желания сделать то же самое. И на самом деле пленарка не была сорвана. Заседание было открыто и началось с отчёта губернатора, который впервые был проведён в публичном формате, с приглашением на него представителей экономической и политической элиты региона, с трансляцией заседания в онлайн­режиме. К слову, это было сделано правильно, потому что хотя отчёт главы региона и проходит в рамках пленарного заседания Законодательного собрания, но это мероприятие по большому счёту проводится для всех жителей Пермского края. И я со своей стороны считал себя обязанным присутствовать на отчёте, потому что уходить с него было бы неуважительно по отношению к приглашённым. Поэтому на отчёте я был, задавал вопросы. Формат меня не устроил, ответы ­ тоже.
Начну с того, что у нас есть Программа социально­экономического развития Пермского края, в которой заложена конкретная результативность по тем или иным параметрам в годовых периодах. И мне очень хотелось услышать эти самые конкретные цифры ­ достигли мы запланированных показателей за минувший год или нет? И если не достигли, то почему? Хотелось бы понимать место Пермского края в сравнении с регионами­конкурентами. Ведь, к примеру, когда презентуется тезис о 158 миллиардах рублей инвестиций, то цифра вроде бы колоссальная. Но когда мы очищаем эту цифру от инфляции и смотрим ситуацию в сравнении с регионами, то оказывается, что по этому показателю у нас значение хуже, чем в среднем по России. А по Приволжскому федеральному округу у нас вообще одиннадцатое место из четырнадцати. Мы в хвосте по росту промышленного производства, мы в хвосте по темпам роста реальных доходов населения. Но в то же время мы в лидерах по индексу потребительских цен и по уровню безработицы.

Но форму отчёта выбирал сам губернатор, поскольку нашим регламентом она не определена. И он выбрал самый электоральный вариант, подготовив отчёт повествовательного характера. К примеру, что за время его работы было построено три больницы. При этом не упоминалось, что на четыре процента вырос показатель смертности, что снизилось удовлетворение населения качеством медицинских услуг. И так ­ по большинству отраслей. Но если уйти от перечисления построенных объектов и количества облагодетельствованных получателей бюджетных денег и перейти к конкретным цифровым показателям, то картинка станет совсем не радужной. В общем, мы получили очень электоральный отчёт, который хорош для старта избирательной кампании, но не годится для оценки реального положения дел.


ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ПРОШЛОГО

­- В отчёте неоднократно прозвучало, что губернатору и его команде за год удалось решить сразу несколько проблем, которые десятилетиями не могли решить его предшественники. Это так?
­ -Это не совсем так. Но дело даже не в этом. Мне самому очень не понравилось, когда глава региона в своём отчёте неоднократно повторил, что до него было сделано много неправильного, но ему всего за год удалось что­то кардинально изменить. Тезис известный. Мы очень часто являемся «могильщиками» того, что делали наши предшественники. И, похоронив то, что делалось, разворачиваемся на 180 градусов и делаем всё наоборот. Тем самым мы каждый раз создаём у себя на Родине ситуацию, когда вложенные усилия сотен тысяч людей множатся на ноль. И это плохо как для Пермского края в частности, так и для страны в целом. Потому что из­за отказа от прошлого опыта мы точно откатились лет на десять назад.
Объясню на конкретном примере. В своё время у губернатора Олега Чиркунова была задача создать некие мотивационные стимулы для руководителей муниципалитетов. Был создан в том числе и Фонд софинансирования расходов, благодаря которому главы могли привлекать средства краевого бюджета на строительство объектов на условиях софинансирования из местных бюджетов. Его, к слову, в таком виде со следующего года уже не будет. Более того, изменятся принципы выделения этих средств. Да, муниципальным руководителям было тяжело выполнять условия для получения этих средств, но они это всё равно делали. Но сейчас перспектива получения этих средств становится ещё более туманной и непрозрачной.
Новая бюджетная система будет растить новых муниципальных руководителей, которые будут стоять в очереди за деньгами и ждать, когда им улыбнётся судьба. И эти новшества со сменой «правил игры» по меньшей мере демотивируют, а по большому счёту отпугивают от этой работы людей инициативных, умеющих отвечать за свои дела и приносить реальные результаты. Они ведь понимают, что эти результаты теперь зависят не от них. Плюс возможно упадёт бюджетная обеспеченность. Ведь раньше передача налогов на уровень местного самоуправления являлась приоритетом. А теперь это приоритетом не является. Налоги изымаются обратно.
Я понимаю, что ситуация с бюджетом тяжёлая и что в такой ситуации краевому правительству необходимо каким­то образом аккумулировать ресурсы для исполнения своих полномочий. Но не надо забывать, что люди живут в территориях и ориентированы на местные органы власти. Вся муниципальная реформа, которая, кстати, в своё время была инициирована Президентом страны Владимиром Путиным, была нацелена на то, чтобы человек до власти мог дойти пешком. Но когда власть вместе со всеми деньгами находится в одном месте и только в одном кабинете, то это прямая девальвация той реформы. Той реформы, на которую было потрачено столько времени, организационных и финансовых ресурсов. Получается, что вся муниципальная реформа в Пермском крае была впустую и все усилия прежнего губернатора по выращиванию самостоятельных и инициативных глав ­ тоже.


­- Вы критически оцениваете отчёт. Но вот некоторые ваши коллеги очень позитивно по поводу него высказались. Отчёт им очень понравился…
-Я слышал эти хвалебные оды. Мол, такого отчёта у нас ещё не было! Такого губернатора у нас ещё не было! И спасибо губернатору, что он у нас есть!.. Но время авансов уже давно прошло. Скажу сразу, что я не против аргументированных выступлений в поддержку главы региона. Но когда идёт банальное прославление, то мне становится стыдно за коллег и обидно за Пермский край. И когда губернатор говорит с трибуны, что всё до него делалось неправильно, то получается, что и мой 14­летний отрезок депутатской жизни тоже прожит напрасно. Прожили напрасно и те, кто нынче хвалили губернатора. Кстати, ещё раньше они такие же оды пели предыдущим губернаторам. И Юрию Трутневу, и Олегу Чиркунову. Это было! А сегодня они соглашаются, что всё делали не так и что надо теперь делать по­другому.


БЕЗ ТОРМОЗОВ
­ -И после этого вы ушли с пленарки и увели своих сторонников?
­- Я ушёл, но никого и никуда не уводил. Давайте начнём с того, что после обеда в зале заседаний собрались 34 человека. При этом полный состав парламента ­ 60 человек. То есть отсутствовали 26 человек. И если рассуждать, что эти 26 человек действовали так, как сказал Скриванов, то это бред. Ну как я могу указывать, к примеру, руководителю фракции «Единая Россия» Юрию Борисовцу? Как я могу увести с пленарки Вадима Чебыкина, с которым у меня ещё с прошлого созыва очень не простые отношения? Как мне убедить уйти таких самостоятельных и самодостаточных политиков, как Алексей Луканин или Алексей Бурнашов? Это нереально!
Безусловно, у каждого ушедшего были свои причины для «голосования ногами». Но была и одна общая. Дело в том, что наше Законодательное собрание имеет свою почти 20­летнюю историю и свои традиции. И наш парламент всегда умел договариваться с исполнительной властью, а исполнительная власть ­ с парламентом. Подчёркиваю, что это была дорога со взаимным движением. Работа по прохождению законопроектов строилась следующим образом. Мы с правительством, с администрацией губернатора в совместном режиме полемизировали в рабочих группах и на комитетах: спорили, привлекали специалистов, стремились сгладить острые углы. И в большинстве случаев принимали внутри парламента те консолидированные решения, которые впоследствии достаточно легко голосовались на самой пленарке. Понятно, что и на пленарке возникали споры, потому что не все мнения могли быть учтены при разработке или доработке законопроектов. Но парламент, как правило, доверял тем органам, которые создавал.
Но в последний год администрация губернатора изменила методы своей работы в парламенте. Она теперь не принимает активного участия в деятельности рабочих групп, не убеждает депутатов в своей правоте, а если и убеждает, то не желает находить никаких компромиссов. Она просто выносит «сырые» губернаторские инициативы сразу на пленарку. А дальше 31 депутат, а именно столько нужно для принятия того или иного закона, поддерживает эти инициативы, что называется, на ура. И даже при таком «комфортном» раскладе у администрации губернатора стали полностью отсутствовать тормоза.

­ -Тормоза какого плана?
­ -Если нужно, то они срывают кворум. И считают это нормальным. Если нужно, то они присылают эмиссаров, обходят депутатов и некоторым предлагают разного рода преференции в обмен на поддержку того или иного законопроекта. Если нужно, то они создают неугодным депутатам проблемы в бизнесе. Если нужно, то они пытаются разговаривать с депутатами таким образом, что каждый начинает задумываться о своей политической карьере, о судьбе своих близких. Что переходит всяческие границы нормальных политических дискуссий, нормальных взаимоотношений.
И, кстати, срыв кворума стал уже обычной формой парламентской работы с подачи всё той же администрации губернатора. Ведь это её руководитель во время невыгодного для губернатора прохождения законопроекта по налоговой льготе для «Газпрома», говорят, сам стоял в фойе зала заседаний и предлагал ряду депутатов­промышленников покинуть парламент, чтобы сорвать пленарку. И она была сорвана. То есть исполнительный орган власти готов применять любые методы воздействия на депутатов, кроме методов убеждения, вовлечения в совместную работу и создания коалиций из тех людей, которые являются приверженцами той или иной идеологии, идущей на пользу Пермскому краю.
Общая причина протестного ухода с пленарного заседания ­ это полное отсутствие взаимодействия с парламентом со стороны исполнительной власти и навязывание нам совершенно чуждых парламентских традиций. Ведь понятно, что не все нюансы можно прописать в регламенте. И, используя эти возможности разного толкования тех или иных норм, сегодня у нас создаются новые правила и инструменты парламентской борьбы. А это ударяет бумерангом в том числе по интересам губернатора, что и произошло на последней пленар



КОМУ ВЕРИТЬ?


­ -Но вы сказали, что у протестного ухода из парламента была как одна общая причина, так и частные. С общей понятно. А какие частные причины были у вас?
­ -У меня их много. Начну с бюджета. Я ещё в прошлому году предупреждал, что у нас будут проблемы с наполнением казны из­за налоговой политики «Уралкалия» и появления института консолидированных налогоплательщиков. И я предлагал принимать консервативный бюджет, не брать на себя дополнительных расходных обязательств. Но меня не захотели слушать. И напринимали новых расходных обязательств, которые ставят наш регион на грань выживания. При этом прошлогодние президентские указы по повышению зарплат бюджетникам исполняются в том числе за счёт самих отраслей. То есть убираются материальные расходы и повышаются зарплаты. Плюс создают кредиторскую задолженность в учреждениях, а не в бюджете. В итоге зарплаты растут, а работать становится нечем. Всё делают для того, чтобы через год это стало такой огромной проблемой для Пермского края, когда изменения в отраслях станут необратимыми.
На этом фоне весьма абсурдно выглядит и налоговая льгота для «Газпрома», против которой я в своё время выступал. Предлагал сначала рассмотреть соглашение, после чего уже принимать решение по льготе. Нам показывали проект соглашения с обязательствами газовиков, где присутствовали в том числе и социальные объекты ­ многострадальный стадион «Орлёнок» и другие. На сегодня у Пермского края подписанного соглашения с «Газпромом» до сих пор нет. Но зато свёрстана и подписана общероссийская инвестиционная программа «Газпрома». И обещанных социальных объектов в ней нет. Там ­ только промышленные объекты, строительство которых было обещано Владимиром Путиным во время его прошлогодней предвыборной поездки в Пермский край. Тот же газопровод Чусовой – Березники – Соликамск, ради которого промышленники и лоббировали льготу, будет и так построен без всякого соглашения. Так стоило ли огород городить и «ломать через колено» депутатов, чтобы они обеспечили нужное голосование?
­ Вопрос соглашения с «Газпромом» вообще какой­то мутный. Губернатор в своём отчёте говорил, что мы войдём в пятёрку тех регионов, у которых есть индивидуальные соглашения с газовым гигантом. Но двумя днями ранее премьер Геннадий Тушнолобов на заседании парламентской фракции «Единая Россия» говорил о том, что ещё неизвестно, будет ли соглашение.

-Что пока шансы ­ пятьдесят на пятьдесят. Кому верить?
­ -Никому. Кредит доверия исчерпан. Здесь, кстати, высвечивается ещё одна проблема, почему нет взаимодействия между парламентом и исполнительной властью. Потому что в краевой администрации сегодня несколько центров ответственности, которые принимают автономные решения и не увязывают их в логическую цепочку. Отсюда соответствующие результаты и в экономическом блоке, и в бюджетном. Поэтому когда губернатор говорит, что соглашение обязательно будет, а председатель правительства говорит, что, может, будет, а может, не будет, то это свидетельствует об одном ­ о несерьёзном подходе к этой теме.

­- Большинство ушедших с пленарки депутатов объясняют свой шаг тем, что умышленно сорвали кворум, дабы не допустить приватизации аэропорта. Ваши позиции совпадают?
­- Да, совпадают. Меня вообще возмущают схемы вывода самых дорогих краевых активов в пользу известной олигархической структуры. Всё делается непрозрачно, «в кривую». Возьмём знаменитый 179­й квартал, которым владеет «Пермагростройзаказчик». В своё время было обещано, что в совете директоров будут присутствовать депутаты. Они туда были делегированы. Однако все решения по заключению некоего соглашения между ПАСЗ и одной из структур Виктора Вексельберга ­ ГК «Кортрос» ­ принимались без участия депутатов. Их уведомили уже постфактум с просьбой расписаться под этим решением. Но мы ведь не об этом договаривались. И хотя тот инвестиционный меморандум признан незаконным, результаты конкурса отменены, но теперь идёт подготовка в новому заходу. Уже через банкротство ПАСЗ. И я не исключаю, что от реализации этого земельного актива под застройку частной структуре бюджет Пермского края не получит ни денег, ни квартир.
Та же история ­ с аэропортом. Его пытаются включить в прогнозный план приватизации для дальнейшей передачи контрольного пакета акций ещё одной структуре Виктора Вексельберга ­ УК «Аэропорты регионов». Правительство нам обещает, что у нас в Пермском крае будет реализован точно такой же вариант, как в Самаре. Там действительно то же самое, только бюджет региона за этот актив получил два миллиарда рублей. У нас же планируется выручить от приватизации аэропорта ноль миллиардов рублей. В сухом остатке у края будет какой­то небольшой пакетик акций, который впоследствии однозначно будет размыт.
Эта схема уже заинтересовала Федеральную антимонопольную службу. К нам в Пермь приезжал начальник управления по борьбе с картелями Андрей Тенишев, чтобы организовать выемку документов у заинтересованных в этой схеме сторон. Также он посетил заседание парламентского комитета по экономическому развитию, где настоятельно рекомендовал депутатам не включать аэропорт в прогнозный план приватизации. Но наша исполнительная власть продолжает настаивать на своём. Этот вопрос был включен в повестку сентябрьского пленарного заседания. И только из­за того, что заседание было прервано из­за отсутствия кворума, аэропорт пока остаётся в краевой собственности.


ЧУЖИЕ МЕТОДЫ
­- Скандал с отсутствием кворума на пленарке уже вышел в публичную плоскость. Администрация губернатора его как­то пытается разруливать?
­ -Разруливает очень просто. Поскольку у нас в крае создан «прогубернаторский» медиа­холдинг, то мы получили первый выпуск новой газеты, изданной 50­тысячным тиражом. В этом номере я летаю на метле, а губернатор летает на самолёте. В материалах этой газеты совершенно некорректно названы те депутаты, которые ушли с пленарного заседания. Кроме того, по районным СМИ разлетаются однотипные статьи, клеймящие позором депутатов, избранных от этих территорий. Причём пытаются это делать за бюджетные деньги, в рамках так называемого «губернаторского заказа». То есть на те деньги, которые выделяются исполнительной власти из казны на информирование населения о своей деятельности в СМИ.
Считаю это недопустимым. Если у губернатора или руководителя его администрации есть желание посводить счёты с депутатами, то пусть это делают на свои личные деньги. Или на деньги своих деловых партнёров, которым они здесь включили режим наибольшего благоприятствования. На деньги «Реновы», например.

­ -А как бы вы поступили на месте губернатора, попав в такую ситуацию?
­- Я не губернатор и не знаю, что у него в голове. Опыт и практика показывают, что худой мир лучше доброй ссоры. Поэтому самым простым решением было бы начать слышать депутатов. Если депутаты что­то рекомендуют, что­то предлагают или на чём­то настаивают, то твоя задача выработать консенсус между тем, что ты хочешь, и тем, что тебе предлагают люди, облечённые доверием населения. А для этого надо делегировать в парламентские рабочие группы не тех, кто себя уже давно дискредитировал с точки зрения выдачи обязательств и их неисполнения, а тех, кто действительно готов принимать на себя обязательства и их исполнять. Но это, наверное, оптимистичный сценарий.
Вероятно, возможен и пессимистичный вариант. Продолжать тупо давить. Но ведь чем больше эксплуатируешь административный ресурс, тем меньше его у тебя остаётся. Это аксиома. И поэтому если администрация губернатора надеется решать вопросы взаимодействия с парламентом только на административном ресурсе и будет это делать каждый раз, то такой подход будет заводить ситуацию в дальнейший конфликт. А если они планируют снимать конфликт, рисуя меня на метле, то это неконструктивно. Я не буду отвечать таким же образом. Это точно не мой метод.
Впрочем, в этой ситуации мяч на стороне губернатора. Пусть он сам решает, по какому пути ему идти.

­ -А что ждёт вас и ваших единомышленников в дальнейшем?
­ Уверен, что наши позиции станут только крепче. Помнится, когда я организовывал один политический проект, то заинтересованные люди меня спрашивали, почему бы мне не сформировать группу депутатов, которая бы всегда консолидированно голосовала «в большинство»? И я тогда ответил: главное заключается не в том, чтобы человек механически проголосовал так, как надо нашей команде. Главное, чтобы человек был приверженцем той идеологии, за которую он голосует. У меня опять спрашивают: а зачем всё усложнять? Я объясняю, что когда люди объединены общей идеологией, то возникает синергия. Та самая инициатива многих, которая помогает воплощать данную идеологию в жизнь. Это ключевой фактор успеха в любом деле. Хоть в политике, хоть в бизнесе. А в нашем парламенте таких депутатов, которые голосуют осознанно и в защиту интересов жителей Пермского края, с каждым заседанием становится больше.


газета Звезда
Евгений ПЛОТНИКОВ





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Подписывайтесь на нашу страничку

Subscribe
promo gazetazwezda май 23, 2013 12:11 1
Buy for 10 tokens
По подсчетам аналитиков, доля необеспеченных кредитов гражданам России достигла уже 64 процентов. Эксперты видят в этом серьезные риски не только для банков, но, в первую очередь, и для самих заемщиков. Людмила Швидковская, пенсионерка (Оханск) — Обхожу их стороной. Это долговая яма,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments