gazetazwezda (gazetazwezda) wrote,
gazetazwezda
gazetazwezda

Category:

Боярыня Чудинова


Галина Чудинова внешне на боярыню Морозову не похожа. Но внутреннее сходство её с исторической героиней картины Сурикова несомненно



Твёрдость убеждений. Отстаивание собственной веры. Послушала на «Русских встречах» свою двоюродную сестру, московскую писательницу Елену Чудинову и подвиглась на статью «Синдром однополушарного мышления». Съездила в Иерусалим и отозвалась заметками «Земля, теряющая святость». Ранний подъём. Молитва. Обливание холодной водой. До первых холодов ныряла прямо с мостков юго-камского пруда, что прямо перед окнами её дома. Старообрядка. Хоть сейчас в сани. Почему в одночасье кандидат филологических наук, преподавательница зарубежной литературы круто поменяла свою жизнь?




— Галина Васильевна, вы сделали не частый для вашего круга шаг — приняли древнеправославную веру. Как это произошло? При каких обстоятельствах?

— В 2002 году в Перми проходила международная конференция «Государственная национальная политика. Региональный аспект». А на такого рода форумы всегда приглашают руководителей местного межконфессионального консультативного комитета. И моё внимание привлёк блестящий оратор и эрудит — священник, которого я раньше никогда не видела. «Кто это?» — поинтересовалась я. «Отец Валерий, глава пермских старообрядцев», — объяснили мне. Мы оказались на одной секции. В то время я уже активно писала книги о русской школе, занималась русским делом и русским вопросом. И наши доклады с отцом Валерием во многом совпали. Я подошла к нему. И он открыл мне совершенно иной взгляд на русскую историю. Получалось, что вся династия Романовых толкала Россию к гибели. И насколько во многом хороша была Московская Русь. Мы развивались интенсивней, чем Запад. У нас был свой Земский собор. В своих воззрениях мой собеседник опирался на книгу Ивана Солоневича о народной монархии и труды Льва Гумилёва. Разумеется, я потом эти книги прочла. Отец Валерий (Шабашов) убедил меня, что староверы — это самое что ни на есть чистое, ещё сохранившееся православие, которое вымаливает Русь своими молитвами. Сказал, что они никогда не были крепостными. Бежали от преследований или в Сибирь, или на Урал, либо в Турцию, либо в Румынию. Там они сохраняли свободу и прочную веру. Это многодетные, как правило, люди. В семьях их, естественно, никакого табакокурения, выпивают самую малость, да и то по праздникам. О наркотиках — ни намёка. А юноши и девушки вступают в брак целомудренными, их венчают, ведут вокруг аналоя. На сегодня староверы — это самая здоровая часть русского этноса.

— Но до того, как познакомиться с отцом Валерием, вы же были крещёной?

— Меня крестили в детстве. Не помню, как это было. Но знаю одно: меня крестили, конечно, обливательно. То есть — не погружая, как это положено, троекратно в чан с водой. Однако по жизни долгое время я была атеисткой. А до того, как пришла к старой вере, лет пять — прихожанкой Русской православной церкви. Но я в ней разочаровалась. У нас в Юго-Камском было несколько православных священников. Поражала закономерность: каждый из них начинал пить, срывал службы и уезжал из посёлка. Мне этого хватило. Затем в конце девяностых я поехала в Москву на конференцию по русской школе. Нас пригласили в храм Христа Спасителя. Там было три зала. В первом — публика исключительно высокой ориентации. В том числе нынешний Патриарх Кирилл в бытность свою митрополитом. В этом зале был совершенно великолепный стол! Во втором зале — публика поплоше. В третьем, куда попала я, — угощение самое скромное. И все эти три зала друг от друга изолированы, с плотно закрытыми дверьми. Рядом со мной — священник из мордовской глубинки, отец шестерых детей. Говорю: «Батюшка! Не должна же быть такая „сегрегация“! Пусть они хотя бы двери откроют и одинаковый стол сделают, и всех поприветствуют. Ведь все же мы русские люди…» Он: «Я с вами согласен…» И вот тогда края чаши моего разочарования переполнились. Но от Бога я не ушла. И только когда обрела понимание, что такое старая вера, стала по-настоящему воцерковлённой. И докрестилась. В старообрядческой церкви отец Никола трижды погружал меня в чан с водой. Это называется довершиться.

— Староверов именуют ещё раскольниками. Что такое раскол? В чём была его подлинная причина? Среднестатистический российский человек знает об этом либо по одноимённому телесериалу, либо — по тому, что сохранилось на донышке его родового сознания. Что же тогда произошло на Руси?

— Как известно, в этом году отмечается 400-летие династии Романовых. Однако в книге Николая Коняева «Романовы: творцы Великой Смуты» очень верно подмечено, что предки Романовых с поразительной лёгкостью меняли семейные прозвища: Кобылины, Кошкины, Захарьины-Юрьевы, Романовы… Если продолжить мысль автора и говорить о церковном расколе, эта «лёгкость», по-видимому, была родовой чертой, которая сказалась не только в перемене имён и прозвищ, но и церковных чинов, русских обычаев и устоев. 300 лет правления Романовых, по сути, «были столетиями борьбы новой династии с духовной самостоятельностью и своеобразием Руси». С момента их воцарения на престоле, ещё когда в патриархах ходил Филарет — отец первого из правителей этой династии Михаила Романова, вынашивались амбициозные планы, согласно которым Русь должна стать вселенским православным царством. И эти планы передались по наследству тогдашнему молодому царю Алексею Михайловичу. «Тишайший» царь решился всерьёз реализовать свой иллюзорный проект. Патриарх Иерусалимский Паисий в качестве предварительного условия предложил сущий «пустяк» — устранить некоторую обособленность русских в богослужебных обрядах от православных греков, балканских славян и украинцев. А иначе как же стать, наподобие византийских императоров, главою всех «ромеев», то есть восточных христиан? Соблазн был велик: с одной стороны — константинопольский престол, а с другой — незначительная реформа по «некоторым неважным предметам веры, требующим преобразования». Патриарх Никон и царь с жадностью ухватились за идею «греческого проекта». Этим отчасти можно объяснить ту ярость и беспримерную жестокость, с какою оба внедряли реформу в жизнь: царю впереди в розовом цвете мерещился царьградский престол, а Никону — кафедра вселенского патриарха…

Надо учесть, что после того, как Османской империей были завоёваны и Греция, и Болгария, и другие страны христианского мира, православие было искажено. Их церковные книги семнадцатого века утратили первозданную духовную и фактическую чистоту. А русские церковные книги, напротив, всё это сохранили. Вот тогда-то и вознамерились провести книжную справу. Согласно этой справе, по неправильным греческим книгам переделывались правильные русские книги. То есть это было редчайшее преступление!

— К примеру?

— Двуперстие заменено троеперстием. Но двуперстием крестились Христос и его апостолы. Посмотрите, как они изображены на всех старинных иконах. Разве с троеперстием? Даже в Римском соборе, где находится бронзовая статуя апостола Петра, она предстаёт вот с такого рода двуперстием (показывает). Что оно символизирует? Указательный палец — божественную природу Христа. Приспущенный средний палец — человеческую природу. То есть Богочеловек. Так что все догматы и каноны православия сохранились в чистоте именно у староверов. Их ни в коей мере нельзя называть раскольниками. Как раз в образе раскольников предстают царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. И раскол, конечно, повлёк за собой огромную трагедию русского народа. Староверы стали преследоваться. У них отнимали имущество. Они бежали. И вот тогда-то возникло много так называемых согласий, которые выродились едва ли не в секты. Их порядка сорока. Это поморцы, часовенные, молокане… Но магистральная вера сохранилась. Молились, конечно, тайно — в домах. Долгое время у старообрядцев священства не было. И только в 1846 году боснийский митрополит Амвросий, считающийся теперь нашим святым, решил возглавить обез-главленную церковь. И после Амвросия у нас теперь не чин патриарха, а чин митрополита. В настоящее время у нас митрополит Корнилий. И наша главная резиденция — юго-восток Москвы, так называемая Рогожская слобода. Там — огромный Покровский собор, вмещающий пять тысяч человек. В Рогожской слободе — исконной резиденции староверов — и живёт наш митрополит. Кстати, в 2006 году он встречался с Владимиром Путиным, и, как показала эта встреча, Президент России проявил большой интерес к староверчеству.

— Я думаю, неслучайно. Как вы знаете, в Верещагинском районе есть село Путино. Я когда-то там был. И выяснил, что многие его жители, в том числе носящие фамилию Путины, искренне считают, что наш Президент — потомок бежавших сюда в результате раскола стрельцов Соловецкого полка, один из которых звался Путиным. Мне рассказывал тамошний старый учитель-историк Валерий Гаврилович Ардашев, что именно со стрельца-старовера Путина и пошла старопутинская волость, до сей поры хранящая кержацкий уклад…

— Я, конечно, так глубоко не копала. Но будем придерживаться этой версии. Действительно, в Пермский край после трагедии раскола, начало которого пришлось на 1654 год, бежали многие старообрядцы. Именно в Прикамье сложилась довольно-таки большая община староверов. А места, особенно ими заселённые — это в большей степени юго-запад края: Очёр, Менделеево, Верещагино… И когда сюда в 1985 году приехал отец Валерий, он развернул здесь огромную работу. В настоящее время у нас одиннадцать приходов. Кроме уже названных это Сепыч, Морозово, Тойкино, то же Путино. Есть приход в Лысьве и Перми. Сейчас достраивается церковь в Чайковском.

— То есть наше Пермское благочиние считается одним из самых заметных и благополучных в России.

— Моё первое общение со старообрядцами было опосредованным — я когда-то прочитал повесть Виктора Астафьева «Стародуб», написанную в его пермский период. Кстати сказать, когда мы общались с Виктором Петровичем в Овсянке и я заговорил про эту повесть, он признался, что, дескать, это единственная вещь, которую он целиком и полностью придумал. Всё остальное — с реальными прототипами. А «Стародуб»… Здесь, если помните, главный герой Култыш попадает в кержацкую деревню. Влюбляется не без взаимности в одну из тамошних девушек, но к чужаку кержаки относятся настороженно, если не враждебно. Они — против этой любви… И под пером автора предстают как тёмная, тугодумная, тяжёлая сила…

— Это неправильно. Это искажение жизни староверов. Буду говорить только о наших приходах. Старообрядец Сергей Белобородов — доктор технических наук. Он работает и в политехе, и в своей лаборатории. Нина Фарцейгер — кандидат медицинских наук. Сергей Чазов — участник чеченских войн, контужен и награждён орденами. Он — кандидат исторических наук. Юрий Лоскутов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии у профессора Владимира Орлова в нынешнем ПГНИУ. Я — кандидат филологических наук. И у нас много староверов с высшим образованием. Например, очень талантливый историк Виталий Мингалёв. То есть мы не какие-то тёмные люди. У нас выходит газета «Старовер Прикамья», которую редактирует тот самый Александр Поносов, чьё имя в своё время прогремело на всю страну. Помните, когда его нарекли «компьютерным пиратом», а Президент Путин фактически за него вступился? Поносов живёт в Сепыче, и он мой хороший друг. Я — постоянный автор этой газеты. И 14 декабря, в день рождения нашего священномученика и наиболее уважаемого святого — протопопа Аввакума, мы в нашем пермском храме устраиваем ежегодные Аввакумовские чтения. Кстати, поздний Астафьев пришёл к пониманию правоты староверов. В его романе «Прокляты и убиты» Николай Рындин — самый обаятельный и светлый образ. Кто он? Старообрядец. Да, он тоже воюет, но, конечно, старается не убивать. И товарищи его берегут. И даже один бывший зек замечает: «Таких, как ты, на потомство оставлять надо!» Как известно, Виктор Петрович построил на свои деньги в Овсянке часовню. Если присмотреться, она возведена как раз в стиле староверческой архитектуры. И это показательно. К пониманию староверов пришёл и поздний Александр Солженицын. Да многие выдающиеся русские писатели достигли в зрелом возрасте правоты старой веры. И теперь мы решили создать наше всероссийское объединение, которое будет называться «Правда старой веры в истории современности» — движение, ориентированное на будущее. Это не что-то отжившее и реликтовое, как пытаются представить люди, которые вообще в этой теме не разбираются и никаких книг на сей счёт не читали, а, наоборот, та спасительная ветвь, что обращёна в будущее. Вообще в настоящее время в староверчестве формируется интеллектуальная элита России.

— В чём сегодня принципиальное отличие приверженцев старой веры от православных? Ведь они все — по преимуществу русские…

— Мы считаем новообрядцев, сторонников реформы Никона, выразителями ереси. Существует ересь первой степени — католики и протестанты. А это ересь второй степени. Их молитвы — уже упрощённые, секуляризированные, отошедшие во многом от настоящих, а значит превратившиеся в ересь. И, конечно, в одних храмах с новообрядцами мы не молимся. Совместные беседы возможны, а совместные молитвы — нет.

— А когда говорят: «Молись от сердца — неважно, как звучит твоя молитва!» — разве нет в этом глубинной правоты?

— Это тоже от лукавого. Потому что надо молиться всё-таки в храме и молиться по-настоящему. Староверы — люди глубоко воцерковлённые. Они неукоснительно соблюдают все посты. Человек должен хотя бы раз в две недели побывать в церкви. Я езжу на богослужения в нашу церковь из Юго-Камского в Пермь. Дальше, конечно, обязательна церковная десятина — человек жертвует на развитие церкви. У нас сейчас строится рядом с церковью административное здание, где будет жить потом епископ и, может быть, расположатся небольшая богадельня для пожилых людей и наш информационно-аналитический центр.

— В одно из наших общений с известным русским литературным критиком Валентином Курбатовым он привёл такой весьма символический эпизод: по какой-то сибирской таёжной узкоколейке они решили пройти с одним из представителей старообрядчества. Курбатов — по одной рельсе, старовер — по другой. Идут и поют молитвы. Валентин Яковлевич — по православно-никонианским канонам, а старообрядец — по своим крюкам и знамениям. И Курбатов говорит: «Это — как наша русская вера, расколовшаяся на две вершины». Вот так и шли они по этим рельсам, не сливаясь, хоть и где-то совпадая в песнопениях, но следуя параллельно друг другу. Разве это не притча?

— По крайней мере, хорошо, что никониане ходят в церковь и молятся. Они и их дети по преимуществу не совершают преступлений и тоже пытаются что-то сделать для Отечества. А староверчество тем и ценно, что сохранило в полном объёме всю культуру Древней Руси-то же пение по крюкам. Можно прийти в нашу церковь и послушать. Оно намного красивей, гармоничней. И доходит до Бога в полной мере.

— В этом месте приверженец православной церкви может сказать: «А что, наше не доходит?»

— Это уж Богу решать. Тем не менее даже невоцерковлённые люди приезжают в нашу церковь послушать старообрядческое пение. В том числе представители никониан. У нас в церкви на клиросе поют мужчины в кафтанах, женщины — в сарафанах. Так, как это было во времена Древней Руси. Каждая служба — настолько боговдохновенна, что многое даёт человеку. Проходит две недели — и меня просто-напросто тянет в церковь…

— Припоминаю, как мы однажды ехали в электричке разношёрстной компанией. Извлекли бутылку «Уральского бальзама». У меня была с собой большая кружка — одна на всех. В общем, братина. И вдруг кто-то из девушек произнёс с сомнением в голосе: «Из одной кружки?.." Она оказалась из старообрядческой семьи. Что касается вот этих тонкостей — посуды и еды — как это выглядит у староверов сегодня?

— Желательно, чтобы в семье у каждого была своя посуда — у отца, матери, детей. Однако у нас в церкви — посуда общая. Она моется. Но там же все староверы. Дальше полагается обязательно, чтобы чашка была на блюдце и закрытой. И вообще вся посуда должна быть аккуратно закрыта салфеточкой. Чтобы туда не проникали бесы, иначе человек болеет. Но во время общих трапез посуда, конечно, общая. Когда я приезжала к отцу Валерию, они тоже угощали меня из своей посуды. То есть этого правила придерживаются уже не строго, но в семье — желательно. Это вытекает не только из традиций русской семейно-бытовой культуры, но и из соображений гигиены.

— А что касается благ цивилизации? Понятно, что цивилизация — не синоним культуры, однако я вижу на вашем рабочем столе все признаки прогресса: компьютер, принтер, да и о встрече мы договаривались с вами по мобильному…

— Староверы относятся сейчас очень положительно ко всем достижениям цивилизации. Митрополит Корнилий на последнем заседании митрополии даже говорил о необходимости пользоваться всеми научно-техническими средствами, в том числе компьютером и Интернетом, потому что средства сами по себе нейтральны. На том же компьютере можно напечатать какой угодно сатанинский текст и прекрасные молитвы. Важно, в чьих руках находятся достижения цивилизации, во благо ли людей они используются, для Божьих ли целей. Поэтому нынешние староверы широко используют компьютер, у всех у нас мобильные телефоны и Интернет. Как я уже сказала, у нас — своя газета, свои сайты. Надо объяснять людям, почему необходимо верить именно так, а не иначе. Только при этой вере мы добьёмся поддержки Бога, помощи его. Отчего сейчас наводнение такое страшное на Дальнем Востоке? Там мало наших приходов. Почему упал метеорит в Челябинске? Там нет ни одной старообрядческой церкви. Только одна — в Миассе. А у нас в Пермском крае — одиннадцать! Причём это произошло в Сретенье, когда люди молились во всех староверческих храмах. И разрушения были минимальные.

— Тогда можно я приведу контрдовод? Если столько старообрядческих приходов в Пермском крае, которые по вашей логике должны отвести беду, отчего же в центре Перми падает «боинг», а в ночном клубе «Хромая лошадь» гибнет столько людей?

— Наш край очень духовно засорённый. Это касается и Перми. Вот едешь по городу — подавляющее большинство надписей, афиш — на иностранном языке. Будто мы не русские. А раньше на столбах вульгарные объявления висели, где женщины лёгкого поведения указывали свои телефоны. Впрочем, теперь это продолжается в некоторых газетах. А что творилось при Чиркунове, привнёсшем сюда эти выставки, когда — звезда из окурков или бюстгальтеры в виде церковных куполов, не говоря об «актуальной» матерщине? И всё это шло от Гельмана. Не о том ли Нектор Хроник написал искромётную книгу «Уксунь и её обитатели», где высмеял происходящее? И сейчас, конечно, эту духовную засорённость надо как-то преодолевать. Знаете, любая страна расколота — не только Россия. Поэтому нужно всякое явление рассматривать в противоречиях, но видеть тенденцию развития. Я сейчас пишу статью «Синдром однополушарного мышления» — вот что больше всего нам вредит. Так многие смотрят на Путина-либо отрицательно, либо положительно. Смотрят одним полушарием. Существует такое редкое заболевание головного мозга, когда человек продолжает жить и работать, но мировосприятие его резко перекашивается, становится крайне узким, однобоким, не способным к дальнейшему развитию. Однако отключение второго полушария может стать результатом не только болезни, но и целенаправленного идеологического воздействия, своего рода зомбирования, истоки которого кроются в семье, школе и обществе. Вот от этого зомбирования нам всем и надо избавляться.

газета Звезда
Юрий БЕЛИКОВУ. Фото автора





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Подписывайтесь на нашу страничку

Subscribe
promo gazetazwezda may 23, 2013 12:11 1
Buy for 10 tokens
По подсчетам аналитиков, доля необеспеченных кредитов гражданам России достигла уже 64 процентов. Эксперты видят в этом серьезные риски не только для банков, но, в первую очередь, и для самих заемщиков. Людмила Швидковская, пенсионерка (Оханск) — Обхожу их стороной. Это долговая яма,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments