gazetazwezda (gazetazwezda) wrote,
gazetazwezda
gazetazwezda

Categories:

Полёты во сне и наяву




Иногда жизнь преподносит подарки: исполняет желания из далёкого детства.




Раньше, когда я пыталась представить себе полёт на аэростате, в воображении возникали только картинки из приключенческого романа Жюля Верна «Пять недель на воздушном шаре». Но не так давно романтическое путешествие по пятому — небесному — океану стало для меня частью реальности, одним из красивейших воспоминаний в жизни.



Поводом отправиться в полёт стало самое впечатляющее, по слухам, событие фестиваля «Небесная ярмарка» — воздушные баталии, которые из-за технических сложностей не проводились в Кунгуре с 2010 года.


Вот так Кунгур могли бы видеть птицы


В этом году в боях традиционно в течение нескольких дней сражались «жёлтая» и «синяя» армии. Первая — под руководством лучшего воздухоплавателя России Сергея Латыпова, а капитаном второй стал основатель «Небесной ярмарки» Андрей Вертипрахов. Мне же досталась ответственная роль Наблюдателя, присоединённого к одному из 13 экипажей в жёлтой форме (такой человек есть на борту каждого аэростата). И хотя моя задача заключалась в том, чтобы проследить, насколько честно пилот выполняет боевые действия, сохранять беспристрастность было сложно: всей душой изначально болела за своих, за «жёлтых».

Итак, нашей главной целью был захват территорий. А правила таковы. Площадь Кунгура условно разделили на 10 участков, границы которых отмечены специальными знаками на стадионах, крышах и других открытых площадках. Обнаружив знак, нужно попасть в него бомбой-маркером, и в случае успеха эта местность будет принадлежать команде. При этом противник может отобрать территорию, сбросив на неё свою бомбу — кто последний попал в цель, за тем и закрепляется объект. Количество боеприпасов при этом ограничено: не более трёх маркеров на одного пилота. Зато, обнаружив уже на земле потерянное или случайно сброшенное оружие своей армии, им можно воспользоваться повторно. Ещё у обеих армий есть наземные солдаты-помощники и солдаты на катамаранах — это тоже члены экипажей, как правило, мальчишки подросткового возраста. Как раз они чаще всего и подбирают сброшенное оружие.


Пилоты из Японии тоже приняли участие в баталиях
Перед боем капитан собрал всех наших пилотов для обсуждения боевой стратегии. Всем раздали «оружие» и карты с отметками территорий, а самый шустрый и амбициозный пилот взял на себя задачу Свободного Охотника. Он должен стараться приблизиться к вражеским аэростатам на расстояние визуального контакта, чтобы прочесть секретный шифр, прикреплённый к каждой корзине. Как только шифр экипажа прочитан Охотником, аэростат уходит с поля боя и считается сбитым своим противником.

На военном брифинге я познакомилась со своим пилотом — им оказалась милая 29-летняя девушка Наталья Иванова, родом из Кунгура (отлично, мой пилот наверняка знает местность гораздо лучше гостей из Санкт-Петербурга или, скажем, Самары!). Правда, последние два года Наташа живёт в Москве и работает редактором российского журнала «Воздухоплаватель».

Место старта наш экипаж выбрал с учётом северо-западного ветра, подальше от запретных промышленных зон. Аэростат подготовили к полёту буквально за считанные минуты: развернули купол, прикрепили корзину и стали загонять туда воздух с помощью специального мощного вентилятора, а затем, когда аэростат превратился в гигантский шар, заменили вентиляторы газовой горелкой. Удерживать наполненный тёплым воздухом аэростат уже пришлось с помощью силы: он просто рвался в небо! И тогда, поставив на борт нашего «небесного корабля» компьютер с картой, рацию для связи и датчики для определения высоты, координат местонахождения и скорости ветра, вдвоём с Наташей мы приготовились к полёту.


Готовимся к взлёту
Взлетаем! Члены экипажа выпускают нашу корзину из рук, и буквально через 15 секунд мы оказываемся на высоте около двухсот метров. Я даже не успеваю сколько-нибудь испугаться высоты: внутри всё замерло от мгновенно открывшихся пора-зительных видов. Внезапно осознаю, что сейчас моя жизнь полностью зависит от едва знакомой хрупкой девушки-пилота, которая находится «за рулём». Премудростями управления воздушным шаром я не владею, и даже штурман из меня никакой, поэтому ничего другого не остаётся, как довериться знатоку. Впрочем, Наташа — воздухоплаватель с 8-летним стажем, за её плечами — сотни полётов и десятки спортивных достижений, и, понимая это, я отвлекаюсь от экзистенциальных страхов.

— На какой высоте мы летим и с какой скоростью? — спрашиваю у Наташи.

— Летим достаточно быстро, — говорит мой пилот. — Наша скорость — 33 километра в час, и она полностью зависит от ветра. Как и направление. Мы с тобой можем лишь регулировать высоту — подниматься с помощью нагревания воздуха внутри шара или опускаться, когда воздух охлаждается. Сейчас мы в 400 метрах от земли и, скорее всего, не станем подниматься выше, потому что нам нужно искать цели для сброса маркеров.

Наташа стала вглядываться в карту на компьютере, а я — в землю под ногами. Кунгур — один из самых интересных городов Прикамья с архитектурной точки зрения. Перед глазами один из старых соборов: это же Спасо-Преображенская церковь, куда ходила моя прабабушка, всю жизнь прожившая в Кунгуре. А вот и величественный ансамбль Тихвинского храма, построенный на рубеже XVIII и XIX веков: с такой высоты он выглядит маленьким игрушечным макетом. Вокруг раскинулись узкие рукава рек... Под висящими, словно гигантские капли, аэростатами всех цветов радуги темнеют вдалеке хвойные лесные массивы... Но не до лирики!

— Вижу цель! — сообщаю я пилоту. — Стадион, отмеченный знаком территории! Вот только далековато...

— Да, и в самом деле далековато, не захватим, — ответила девушка. — Тем более, нас так быстро уносит... Маркер сбросить не успеем. Зато отмечу её на карте. Скоро начнётся запретная промышленная зона, мы летим в её направлении. Будем снижать высоту и садиться.


Десятки метров неба под ногами...
Снижаемся. Я сгибаю ноги в коленях, держусь за поручни — Наташа строго наказала держать руки внутри корзины. Кажется, я должна была надеть платок на голову перед посадкой на воздушный «корабль», чтобы не слишком припекал горячий воздух горелки... Почему я вспоминаю об этом только сейчас? В голову приходит мысль, что я совершенно не запомнила никаких телесных ощущений во время полёта. Жарко было или холодно? Тесно в корзине или просторно? Зато в этот самый момент, за несколько секунд до окончательного приземления, ясно ощущаю, как напряглось моё тело, неудобно сгруппировавшись. И вот маленький толчок: шар под крутым углом упёрся в землю. Я аккуратно выпрыгиваю из корзины по команде пилота и тут же её удерживаю, чтобы Наташа тоже могла выбраться.

— Мы сели в дачном посёлке Первомайский. Посадка прошла удачно, — сообщает шеф-пилот командиру нашего экипажа. — Найдена одна цель, захватить не смогли. Полёт длился двадцать пять минут.

Двадцать пять минут абсолютного счастья!.. Мне показалось, что прошло в три раза меньше времени.


Экипаж потрудился на славу
...Согласно легенде, воздушный шар изобрели братья Жан-Этьен и Жозеф-Мишель Монгольфье, и в 1783 году изобретатели впервые поднялись в воздух сами. Восхищённый король Франции Людовик XVI, воскликнул: «Я дарю вам, братья, все земли, которые вы видите под собой, и графский титул в придачу!» С тех пор родилась традиция: каждого, кто впервые совершил полёт на воздушном шаре, посвящают в воздухоплаватели. И, соответственно, присваивают ему графский титул — в зависимости от названия места первого приземления. А чтобы про новоиспечённого графа можно было сказать, будто он прошёл через огонь, воду и медные трубы, ему поджигают волосы — и тут же гасят шампанским. Пожалуй, для меня, как для обладательницы длинных волос, это и была наиболее устрашающая часть путешествия. Но всё обошлось без жертв...

Так что теперь, дорогие читатели, я — графиня Первомайская. Правда, после того, как стали известны итоги фестиваля, все считают, что Первомайский захвачен «синей армией», одержавшей победу в этих баталиях. Зато в тот самый вечер, когда я получила титул, он принадлежал только мне.


Газета Звезда
Алла СКОБЕЛЕВА; Фото Владимира БИКМАЕВА

Subscribe
promo gazetazwezda may 23, 2013 12:11 1
Buy for 10 tokens
По подсчетам аналитиков, доля необеспеченных кредитов гражданам России достигла уже 64 процентов. Эксперты видят в этом серьезные риски не только для банков, но, в первую очередь, и для самих заемщиков. Людмила Швидковская, пенсионерка (Оханск) — Обхожу их стороной. Это долговая яма,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments